Время молитв: Фаджр: 7:56 - Шурук: 9:56 - Зухр: 13:05 - Аср: 14:24 - Магриб: 15:53 - Иша: 17:53 |
Календарь
 
 
Основы ислама
Ислам и мир
Ислам и наука
Наука в средние века
Исламский подход к знанию
О вращении
Коран и медицина . Секрет воздействия
Исламская мысль2
Ибн Сина- врач с тысячелетним стажем
Аль Бируни -ученый-энциклопедист
Фитотерапия Востока
ПОЧЕМУ МУСУЛЬМАНЕ НЕ ЕДЯТ СВИНИНУ?
Путешествие одного студента за знаниями в Каир
Фонд шейха Ахмада Куфтару и исламский университет Абу Нур
Интервью с Салах-адДином Куфтару, ректором университета Абу Нур
Студенты Абу Нур
Сирия, Дамаск, исламский университет Абу Нур
Стволовые клетки: сомнения и надежды
Медицина Пророка (СААС)
Обсерватории в истории ислама
Сон мусульманина
Исламский взгляд: человек- наука- Господь
Окружающая среда и переосмысление ценностей: исламская перспектива
Сайт муфтията Египта на русском языке
Хиджаб vs Университет*
Информация о пересадках органов
Запрет на серебряную посуду в исламе. А как же- серебряная вода?
Искусство ислама
Мусульмане Петербурга
Духовное
Семья
Статьи и публикации
По странам и континентам
Часто задаваемые вопросы
Наш центр
Мой путь в Ислам
Личности в Исламе
Уроки истории
Медиа NEW!
Исламские программы NEW!
  Голосование ..




  Мухаммад Абдо

Реформистский подход к политико-правовой проблематике, шариату и исламской власти получил наиболее обстоятельную разработку в трудах Мухаммеда Абдо (1849–1905), ученика и последователя Аль-Афгани. Выходец из крестьянской семьи, получивший образование в мусульманском университете «АльАзхар» в Каире и впоследствии муфтий Египта, Абдо энергично отстаивал идею реформации ислама через возврат к его основам.

Вместе с тем Абдо считал, что разум в своих познавательных возможностях, по существу, не знает предела, подчинен только Аллаху и останавливается лишь перед шариатом, хотя и это препятствие не является для него абсолютным.

Такой общий подход лежал и в основе представлений египетского мыслителя о природе исламской власти. Главная его идея заключалась в том, что шариат не закрепил религиозного характера исламского государства, которое поэтому не может быть названо теократическим. «Ислам не знает религиозной власти... Наоборот, одна из его основ – ниспровержение и уничтожение ее... Халифат не просто больше походит на политический институт, но в своей основе является им... Халиф же во всех отношениях является гражданским правителем».

Во взглядах Абдо на принципы справедливого государственного устройства мусульманско-правовые представления тесно переплетались с европейскими политическими концепциями. Он полагал, что в основе справедливой власти лежат три начала – свобода, исламский принцип совещательности и правовой закон.

Говоря о свободе, Абдо писал: «Политическая жизнь предполагает, что человек является свободным в своих взглядах и действиях в той степени, в которой это не наносит вреда коллективным интересам и не затрагивает других лиц. Такая свобода с учетом отмеченного условия предполагает осознание всеобщего блага и границ личной пользы... Свобода есть право нести известные обязанности. Если она (свобода) отсутствует, то нет и государства, которое не может существовать без политических прав и обязанностей. Если же она имеется, то предполагает наличие обязанностей и прав».

Другой основой существующей власти выступает принцип «аш-шура» (совещательность), который Абдо считал синонимом демократизма в вершении государственных дел и антиподом деспотизму. При этом он обращал внимание на то, что шариат не предусмотрел какой-либо определенной формы практической реализации этого института: «Шура – закрепленная шариатом обязанность, однако претворение ее в жизнь не сводится к одному определенному способу. Наоборот, на выбор такого способа распространяется основополагающий правовой принцип дозволения и разрешения». Шура, по мысли Абдо, предполагает наличие специального представительного органа, дающего советы правителю, ограничивающего его всевластие и гарантирующего его от принятия ошибочных или субъективных решений.

Египетский мыслитель последовательно отстаивал необходимость введения в Египте указанного института, с помощью которого представители народа могли бы отличать дурное от хорошего, блюсти интересы нации, защищать справедливость и равенство. Вместе с тем Абдо настаивал на том, что эти функции должны выполнять лишь «знающие» представители просвещенной элиты. Однако последнюю он понимал достаточно широко: «В наше время вершителями (государственных) дел являются выдающиеся ученые, военачальники и судьи, крупные торговцы и земледельцы, хозяева имеющих общественную пользу предприятий, руководители ассоциаций и компаний, лидеры партий, наиболее одаренные литераторы, врачи, адвокаты... те, кому доверяет нация и к кому она обращается со своими проблемами...

Поскольку жители каждой страны хорошо знают тех, кто пользуется у них доверием и уважением, то для правителя этой страны также не составляет труда познакомиться с ними и собрать их для консультаций, если он только этого пожелает».
Еще одним непременным атрибутом справедливой власти Абдо считал право, которое он рассматривал в качестве критерия общественного прогресса, цивилизованности и свободы.
По его убеждению, право может в полной мере действовать только в условиях политической свободы и для этого оно должно быть выражением общих интересов. Характеризуя назначение права, Абдо писал: «Право есть настоящее руководство, к которому обращаются нации по вопросам своих общих проблем и частных дел».

При этом истоки права он выводил из условий жизни и традиций каждого конкретного народа, полагая, что одно и то же право может соответствовать интересам одной нации и не отвечать потребностям другой, быть полезным одним и приносить вред другим. Причина этого кроется в том, что «условия, в которых находятся нации,– вот истинный законодатель, мудрый, авторитетный наставник и решающая сила».

Подчеркивая универсальный характер шариата, он писал: «Исламский шариат – всеобщее право, которое будет существовать до скончания века. Отсюда с неизбежностью вытекает, что он (шариат) регулирует интересы людей в любое время и в любом месте вне зависимости от изменения форм цивилизации Поэтому шариат не сводится к каким-либо конкретным нормам, а призван соответствовать любым условиям жизнедеятельности».

Рассматривая шариат в качестве вечного естественного права мусульман, Абдо высказывался за возврат к его первоисточникам (например, он не признавал в качестве источника мусульманского права «иджма») и отказывался видеть в нем лишь инструмент для оправдания и прикрытия политики властей.
В частности, он с негодованием писал, что в средние века мусульманские правоведы всячески оправдывали произвол властей. Вместо этого, полагал Абдо, «они должны были изучать состояние (общества) своей эпохи в конкретный момент и распространять на него такие нормы, которым люди могли бы практически следовать».

Египетский мыслитель отвергал таклид (традиции) и без колебаний отстаивал развитие мусульманского права на рациональной основе.Абдо последовательно отличал неизменные положения Корана и сунны от их интерпретации правоведами с помощью рационального толкования (иджтихад). На основе последнего и формулируются конкретные юридические нормы, которые модифицируются с течением времени вслед за изменением исторических условий. Такие правила поведения, следовательно, лишены божественного характера, что, однако, не снижает их авторитета в глазах Абдо. Более того, в одном из своих трактатов он писал, что при наличии двух конкурирующих норм, одна из которых предусмотрена Кораном или сунной, а другая обоснована рационально, следует применить именно вторую.

Иначе говоря, мусульманская община, по Абдо, не является заложником шариата, который должен не сковывать ее, а быть ей слугой. Практически это означает, что люди в состоянии без посредников уразуметь смысл шариата и на его основе выработать нормы, отражающие их интересы. Абдо полагал, что каждое поколение мусульман обладает этим правом (иджтихад).

Такой подход позволял соединить концепцию божественного права с идеей светского законодательства. Именно в этом Абдо видел назначение представительных органов государства призванных принимать законы, понимаемые как рациональное толкование общих целей шариата.



  Коран ..
  Хадис ..
Посланник Аллаха (да благословит его Алла и да приветствует) сказал:
«Тот, кто ищет довольства Аллаха,
навлекая на себя гнев людей, то Аллах будет им доволен,
и сделает так, чтобы люди были довольны им.
А тот, кто ищет довольства людей,
навлекая на себя гнев Аллаха,
то разгневается Аллах на него,
и сделает так, чтобы разгневались на него люди»
(ат-Тирмизи, Ахмад)



  Наш пророк
  из нашей библиотеки

Библия, Коран и наука

 

Исламская цивилизация

Фонд Солидарность

Фонд Солидарность
 
все права защищены 2018
Design: a-styles